Красноярское время
21:46
Суббота, 16 Октября
Курсы валют
сегоднязавтра
83.33 82.73
71.78 71.24
Котировки
РТС 1891.56 3.04
ММВБ 4261.82 16.69
Brent 84.76 0.1

Марина КОВЕЛЬ: «Никакой искусственный интеллект не заменит ребёнку маму»

02:5416.03.2021 1244

Она больше 30 лет отработала в лицее №103 «Гармония». Из них 18 лет учителем изобразительного искусства, затем – школьным психологом. Она преподаёт арт-терапию, а её ученица – известная художница Полина Никитина, девушка с ДЦП, которая не может держать в руках ложку, имеет медаль ЮНЕСКО за успехи в живописи. Мой собеседник – руководитель железногорского методического объединения педагогов-психологов Марина КОВЕЛЬ.

Информационный спонсор:
телеграм-канал «Здравый Смысл».
Ещё больше информации
на https://teleg.run/zmysl

Земский врач

- Марина Юрьевна, для чего в школе нужен психолог: дань моде или всё-таки большая работа?

- Я считаю, что психологов даже мало! Вообще по российским нормам на каждые 200 человек нужен психолог. На нашу школу в тысячу человек нужно пять психологов, а у нас полтора. Нагрузка очень большая. Чтобы работать качественно, на психолога должно приходиться не 200, а 50 человек. Чтобы ты их хорошо знал, понимал, чувствовал. Особенно в современном мире, когда столько всего дистанционного и мало человеческого. Направления разные. Я работаю как семейный психолог, когда нужно наладить внутрисемейные отношения ребёнка с его родителями; как коуч, когда нужно простроить программу дальнейшего получения образования, то есть занимаюсь профориентацией; как поведенческий психолог. Могу работать реабилитологом с детьми с ОВЗ, когда занимаюсь коррекцией.

- То есть, работа системная, а не только с проблемными детьми?

- Конечно, системная. Работа с детьми, родителями, педагогами. Да-да, с педагогами. Как говорила моя приятельница: «Если ты не будешь психологом для своих педагогов, то ты не психолог в этой школе». А в нашем городе есть один минус – здесь нет психологического центра. Как работают психологи в том же Красноярске? Они выявили проблему и передали дальше (как в поликлинике выявили заболевание и передали стационару). Так вот этой больницы – психологического центра, куда бы мы могли передать своих проблемных детей – у нас нет. Поэтому всё делаем мы. И современный психолог очень похож на земского врача – он и ногу отрежет, и роды примет, и зубы полечит.

- А родители действительно обращаются? То есть, понимают, что у них проблемы в семье? Или к вам их загоняют классные руководители?

- По-разному. Культура обращения к кому-то за помощью у нас очень низкая. Вот убрали институт священников, когда семья (или кто-то из членов) приходили и исповедовались, это из нас калёным железом выжигали 70 лет советской власти. В то время выпускалось на всю страну пять психологов. Их просто не было. И для русского народа свойственна эта кухонная терапия: посидели, чайку попили, поговорили и какие-то проблемы решили. Молодёжь более продвинутая – она обращается. Они и к платным специалистам ходят, дистанционными консультациями пользуются. У нас в городе в области психологии сейчас 90-е годы – полная анархия: кто хочет, тот и оказывает психологическую помощь – услуги не лицензируются, никто это не контролирует.

- Сколько знаю психологов, не принимайте это на свой счёт – им самим психолог нужен. Они с собой и со своей жизнью не могут разобраться. Я одну спросила: «Ты зачем училась на психолога, если не работаешь по специальности?» Ответ: «Я хотела разобраться в себе».

- Так, может, надо было не учиться на психолога, а пойти к психологу. Было бы дешевле и быстрее. У нас работа идёт волнами, то очень много с родителями, то с детьми. Например, вчера пришли два ребёнка (4-й и 10-й классы) – обострилось эмоциональное состояние, с которым не могли сами справиться. Вообще, из-за дистанта у детей в этом году было три адаптации (к школе, к дистанту, потом опять к школе), а организм накопил ресурс на одну. При перестройке в организме возникают проблемы, которые надо преодолевать, не все дети справляются.

Умные эмоции

- После детского сада дети какими приходят в школу?

- Они разные. Причём каждая перемена в укладе семейном или общества влияет на ребёнка. Это не значит, что дети становятся хуже. Они просто другие. Когда в 80-х годах в школу пришло детей на 25% меньше подготовленных, чем в 70-х годах, то психологи начали задумываться, почему это произошло. Какое изменение могло привести к такому результату? Изменения произошли в раннем детстве - появились коляски-трости. Детей перестали водить за ручку, носить на руках, а ребёнок ведь воспринимает мир, когда он повёрнут к маме – мама видит мир, а ребёнок считывает это через неё. Мама – толмач, который может ребёнку всё растолковать. А представляете, какие перемены сейчас происходят – в семейном укладе, социальном. Мы живём во время перемен и не успеваем отслеживать, что же меняется в детях. А дети всегда в авангарде и они очень чувствуют эти изменения. В прошлом году зимой, ещё до пандемии, в школе вдруг пошла мода на маски. Теперь я встречаю этих детей и говорю: «Ну что, накаркали? Теперь мы все в масках».

- Моя дочь пошла в первый класс в этом году, и я обратила внимание, что дети совершенно не настроены на коммуникации, они очень долго вообще не шли на контакт друг с другом. Говорят же психологи, что нельзя собирать детей в дошкольном возрасте в одновозрастные коллективы – дети превращаются в стаю волчат и отращивают колючки (за границей в детских садах в группах максимум 12 человек и там собраны дети от 3 до 7 лет). Вы согласны?

- Здесь вот что происходит. Главное для ребёнка дошкольного возраста, это чтобы развилось правое полушарие, которое отвечает за эмоции. Нужно, чтобы к концу дошкольного возраста эмоции у ребёнка стали умными. А когда они становятся умными? Когда он научится ими управлять. Для развития правого полушария в садиках делается всё – танцы, музыка, ИЗО. Но вы правильно заметили, в наших садиках в группах детей очень много – 25-30 человек (опять же всё познаётся в сравнении, железногорские детские сады, по сравнению с канскими, через которые я прошла со своими детьми, это ещё неплохо). Да, я видела финские детские сады – там на одного взрослого приходится три ребёнка в группе, плюс волонтёры, которые проходят практику, чтобы поступить в пединститут. Но у нас так будет не скоро – давайте исходить из реалий жизни.

Альтернатива – родители. Ничто не заменит ребёнку общения с родителями. А они на сегодня очень мало общаются со своими детьми. Ребёнок до вечера пробыл в детском саду, затем его быстренько перевели на дополнительные занятия. А потом мама приходит ко мне и говорит: «Я столько занималась со своим ребёнком!» А потом выясняется, что сначала занимались воспитатели в садике, потом педагоги допобразования, а мама сидела в коридоре. Вообще, дошколка должна называться «Мамина школа». Мама должна заниматься ребёнком, а не посторонние люди или «искусственный интеллект». В результате качественно прожитого дошкольного детства, у ребёнка должны стать умными эмоции и созреть воображение – это предтеча теоретического мышления. Воображение в определённом возрасте имеет социальный характер. Оно позволяет увидеть своё поведение со стороны. И когда я работаю с подростками с девиантным поведением и начинаю смотреть воображение, то вижу, что оно совсем не развито. И делаю вывод, что у них и социальное воображение не развито. Что это значит? Когда я что-то делаю, то предполагаю, как на это отреагируют другие: больно это будет или не больно другому человеку. Это всё взаимосвязано и очень важно. И всё идёт из раннего детства. Если ребёнку мама поёт колыбельные песни, то она знает, спеть два куплета и припев, или куплет и два припева, исходя из того, как ребёнок её слушает. И каждый раз она это произвольное слушание ребёнка увеличивает интуитивно. А если мама общается с ребёнком не сама, а включает какую-нибудь умную колонку, то мы натуральный интеллект у ребёнка не воспитаем так, как надо.

Мама или умная колонка

- Я заметила, что дети после садика злые и агрессивные. Это из-за того, что очень много времени проводят в казённом учреждении. В садике с 7:30 до 18:30 – знакомая наша с двух лет отдала ребёнка на такой режим. Потом школа – весь первый класс продлёнка до 18:00. Очень мало родителей у ребёнка в жизни, а значит, мало любви. Из садика ребёнка в 19:30 привела, а сама в тренажёрный зал – три раза в неделю. Возвращается – ребёнок спит уже, папа уложил. Суббота – маникюр, педикюр, парикмахер. На себя время есть – на ребёнка нет. Или я не права?

- Да, так и есть. А начинается это ещё раньше. У меня был эпизод, когда я работала с беременными женщинами в красноярской клинике, ну и в Железногорске в Школе осознанного родительства. Спрашиваем: сколько нужно приготовить пелёнок новорожденному на день? Ответ: 25. И 25 раз мама будет разворачивать ребёнка, трогать, мыть, пеленать, попутно разговаривать. Но появились памперсы. Сколько раз мама меняет их в день? Максимум 5. То есть в пять раз меньше мама контактирует с ребёнком тактильно. За неделю накапливалось 8 часов, которые мама недодала ребёнку, а в месяц – несколько дней. А дальше пошли эти прибамбасы с искусственным интеллектом: «Я тебе включила – смотри мультики или слушай сказку, ко мне не лезь, у меня много дел». А этот живой интеллект передаётся из поколения в поколение только вручную: когда смотрим в глаза, говорим, вместе что-то делаем. Таких методов, когда надели шлем, заснули, проснулись умные – нет. Всё передаётся от одного к другому. При этом мы должны понимать, что чем более развито общество, тем детство длиннее. Потому что количество информации, количество навыков, которые ребёнок должен усвоить – в разы увеличивается. Как вы думаете, в каком учреждении Михайло Ломоносов изучал таблицу умножения? В университете. И вы не будете спорить, что Ломоносов – величайший человек в истории российского государства. Наши дети таблицу умножения изучают во втором классе. То есть, во втором классе они все Михайло Ломоносовы. И по всем другим направлениям информация очень спрессована и современным детям нужно намного больше узнать, чем сто лет назад. На Западе периодизация детства до 21 года. У нас до 18 лет. Но на самом деле детство кончается в 21 год. То есть ребёнка мы должны 21 год пестовать. Передавать семейные ценности – без этой родительской работы человеку не состояться.

- А мы это перекладываем на чужих людей. На воспитателей в детском саду, у которой образование красноярское педучилище и 25 детей в группе. Во многих странах законодательно закреплено, что ребёнок может пребывать в учреждении вне семьи не более четырёх часов в день. И государство это поддерживает: сокращённый рабочий день матерям, пособия. Мы какие-то ущербные. Мамы пашут на двух работах – им вообще не до детей.

- Согласна, родители, особенно сейчас, вынуждены очень много работать, чтобы элементарно прокормить семью. Особенно молодые. У них просто сил нет больше ни на что. Вопрос: почему ребёнок во втором классе не делает уроки? Потому что в первом классе ему ничего не задавали на дом, а второй класс только начался и его надо научить делать уроки. Учительница в школе не может научить ребёнка делать домашнее задание. Это мамина работа. «Я должна сидеть два часа с ним, а я прихожу с работы – ни рук, ни ног не чувствую». Но эту работу никто кроме неё не сделает. Относиться к этому надо как к качественному время препровождению со своим ребёнком. Тогда это будет в радость. Цените это время. Ведь через три-четыре года вы захотите с ним посидеть – он вам скажет: «Стоп! Идите-ка в свою комнату». А сейчас есть возможность, делая уроки, о чём-то поговорить, построить планы, просто посидеть рядом – помолчать, почувствовать тепло друг друга, обменяться энергетикой.

Всё, как у взрослых

- Я наблюдала за первоклассниками – они не настроены на позитивное общение, они настроены на конфликт. И прямо ищут за что зацепиться.

- Коллектив складывается долгое время. Да, они приходят из разных учреждений, друг друга ещё не знают, и каждый отвоевывает свой кусочек территории. Все разные. И все приходят в этот мир с разными задачами. Одному надо научиться быть щедрым, другому – экономным. Кому-то смелым, а кому-то осторожным. Их 25 человек в классе. И для них это большая работа – отсидеть четыре урока. У нас в школе пять первых классов – 125 человек, из них только три ребёнка с первой группой здоровья, остальные – с кучей всяких заболеваний. Много детей со статусом «ограниченные возможности здоровья». По статистике огромный процент детей идёт с родовой травмой. А ребенок когда агрессивен? Когда ему тяжело. Когда есть межличностные отношения, в которых он хочет либо доминировать, либо он не понимает, как взаимодействовать, и его опыт основан только на том, чтобы подойти и стукнуть. Где он мог считать эту модель? Либо дома, либо в детском саду.

- Они реально, такие маленькие, а уже пытаются самоутверждаться за счёт унижения или оскорбления другого. Всё, как у взрослых.

- Детское поведение действительно инстинктивное. Дети вообще заточены на некую норму. Вот была ситуация, которую я курировала и пыталась стабилизировать, когда у мальчика умирает мама, и он сразу выпадает в изгойскую позицию. Хотя, казалось бы, дети должны были его пожалеть. Но на уровне инстинктивного поведения происходит следующее: ты уже не такой как мы, ты уже недополучишь чего-то, а это значит, ты иной, мы тебя отвергаем. Дети, у которых один родитель – всегда в группе риска. Причём, когда одна мама – это ещё более целостная система, а когда один папа – есть проблема.

- Смотрю ролик в интернете: «Десять причин, почему не надо переезжать за границу». Одна из них: а вас там заставят быть толерантными. А для меня, например, это причина, чтобы переехать. Я хочу, чтобы мой ребёнок был толерантным к другим людям. Ведь здесь посмотрите, они нетерпимы к другим. Не дай бог, ты не такой, как все – другой национальности или необычной внешности. Или даунатик.

- Здесь, как раз, наоборот. К детям с когнитивными расстройствами, с недостаточным интеллектуальным развитием они как раз относятся терпимо. Могут пожалеть, помочь. Я работаю в общественной организации «Мир для тебя», где самые сложные детки собраны из нашего города, и я вижу, сколько у нас молодых людей – волонтёров, и с нашей школы девочки есть.

- То есть, не любят тех, кто умнее, успешнее, красивее и так далее. Они и вызывают нападки.

- Всё это сложно. Но мы понимаем, что это дети и у них ещё есть время, чтобы научиться всему. Мы не должны опускать руки, мы их учим. Но больше, чем учителя, должны учить родители. Если учитель говорит, что «это чёрное, а это белое», то родители не должны говорить наоборот.

- А я думаю, нигде ничего не говорится, это пущено на самотёк. Именно потому, что никто не говорит детям, что такое добро, а что такое зло – они дезориентированы в пространстве.

- И плюс не читаются дома сказки. У меня в детстве была любимая сказка «Крошечка-Хаврошечка». Если уйти от конкретики, то про что эта сказка? У каждого ребёнка была та мама, которая в детстве: которая их любила, кормила грудью, носила на руках, и потом (как во многих других сказках), когда героиня находится в подростковом возрасте, мама умирает, а на её место приходит мачеха, которая говорит: нет, ты уже выросла, тебе пора в люди готовиться, ты должна это и это уметь для того, чтобы… У Крошечки-Хаврошечки корова – это как раз та мама, которая была в детстве. Хаврошечка в одно ушко влезла, в другое вылезла, а на самом деле она взяла силы от этой мамы и всё сделала сама. Мачеха эту маму уничтожает. Но из этой мамы вырастает дерево любви, которое для Хаврошечки находит жениха – добра молодца. Мама в детстве дала любовь, мачеха в подростковом возрасте жёстко готовит к жизни. И одно без другого невозможно. Детям нужно читать сказки, в них народная мудрость.

- Мои друзья, когда дети у них были маленькие, включали им на ночь аудиокассеты. Папа случайно заглянул как-то, смотрит, дети под одеялом дрожат, а голос из динамика читает какую-то страшную сказку про отрубленную лапу у медведя – там кровь стынет в жилах от ужаса!

- Для нас это дикость. А тогда это была норма для людей. Сказки очень метафоричны. Они иносказательны и очень мудро работают с подсознанием ребёнка. Если бы ваши знакомые сами читали детям сказки, они бы что-то упустили, что-то упростили и объяснили, а так это снова про искусственный интеллект. Более того, иногда сказки становятся жизненными сценариями и народные сказки - это сказки проверенные временем, а те, что наши дети смотрят по телевизору или в сетях – в большинстве своём некачественный, а иногда вредный продукт. Природа не терпит пустоты, то, что родители не наполнят, наполнит искусственный интеллект.

Школьные чаты

- Не пытайтесь воспитывать детей, они всё равно будут похожи на вас. Воспитывайте себя. Кто сейчас из родителей воспитывает себя? Занимается самообразованием, саморазвитием? Им некогда, они работают, деньги зарабатывают.

- На самом деле, контингент родителей тоже разный. И задача психолога помочь им разобраться с собой и взаимоотношениями с детьми. Как говорил мой учитель: приходит к тебе родитель, представь, что это икона, которую надо реставрировать. И ты эту копоть, которая копилась годами, счищаешь, а под ней лик святой. И важно ресурс этот увидеть и поддержать, и от этого человек станет лучше. Так же и с детьми. Ты видишь какую-то зону ресурса и начинаешь её расширять. Когда ребёнок самоутверждается за счёт унижения другого – это показатель внутренних проблем. Когда человек самодостаточный – хоть взрослый, хоть ребёнок – он не будет самоутверждаться за счёт другого.

- Как это происходит в школьных родительских чатах. Как вы относитесь к ним? Может, лучше запретить их, чтобы они там между собой не лаялись, не нападали на учителей, директоров? А то они используют чаты как площадку для слива негатива.

- На самом деле, родительские чаты – это хорошо. Детский сад, школа – это закрытые учреждения, и родительские чаты - как раз шаг к открытости. Но, как и в других сферах, здесь пока происходят стихийные процессы. Готовы ли мы к тому, чтобы культурно общаться? Нет. Нам надо эту культуру выработать. И пока мы окультуриваемся и «вочеловечиваемся», как говорит Владимир Филиппович Базарный, кто-то страдает. Это есть. Надо навести порядок. Сначала ведь в природе были динозавры, только потом райские птицы. У нас сейчас время динозавров - страшных, агрессивных, огромных чудовищ. Но уже попадаются райские птицы. И потом, для этого современного поколения свойственно словить хайп – высказаться так, чтобы получить внимание. Это застревание в подростковом возрасте, когда ты как та Баба Яга, которая всегда против всех. Через этот бунтарский период надо пройти каждому, чтобы потом успокоиться. Кто-то остро переболел и выздоровел, а у некоторых он в вялотекущем состоянии, хронической форме растянут на всю жизнь. Но при этом никто не отменял ответственности – если мы хотим, чтобы ребёнок учился у этого учителя, нужно уважение к нему, это про то, что мир до достаточно взрослого возраста ребёнок воспринимает как отражение в глазах родителя, если родитель не уважает учителя, не идёт с ним на конструктивный контакт, то он снижает обучаемость ребёнка.

Изоляция и стресс

- Изоляция показала, насколько родители не готовы заниматься своими детьми. То они весь день были в школе и в садике, а тут весь день дома, на голове. Я статистику видела: увеличилось число разводов родителей из-за детей, не сошлись во взглядах на воспитание.

- Вообще изоляция – это и для родителей стресс. А тут ещё и дети целый день дома, которых надо было чем-то занимать. Это двойной стресс. Как-то во время изоляции я сидела в приёмном покое стационара и на моих глазах привезли несколько детей подряд с травмами головы. Это говорит о том, что дети были очень расторможены и «ходили по стенам и потолку». И телефон в то время у меня был горячий – было очень много консультаций: и депрессивные расстройства, и семейные неурядицы, и детско-родительские отношения. Когда-то в российской культуре дома была профессиональная мама, которая умела занять всех. А мы не профессиональные мамы, мы мамы работающие. Быть мамами нигде не учат, это собственное самообразование. Кто-то его получает, кто-то недополучает, есть отличники, троечники и двоечники. Родители разные.

- Агрессия в обществе заметно выросла за прошлый год. Надо полагать, из-за стресса, изоляции, страха, даже из-за масок, которые приводят к кислородному голоданию мозга. Долго это будет продолжаться?

- Идёт резкое изменение нашего уклада. Нас лишили театра, ресторана, путешествий, да много чего. И всегда на любое изменение существует некая реакция, и сейчас она идёт. На страх, что можешь заболеть сам, твои родители, которые могут не получить качественную медицинскую помощь и умереть. Плюс уровень культуры. Ведь если ты культурный человек, то ты не положишь локти на стол, не будешь бросать мусор на тротуар, тебя так приучили. Культура общения - то же самое. Есть волонтёры, которые бабушкам возили продукты, рискуя заболеть, а есть другие, которые начали всех облаивать в соцсетях. Изменилась чувствительность людей к тому, что они говорят и делают. Это опять про воображение. Проявился такой эгоцентризм: «Мне так хочется, и я так сделал, а как это отразится на всех вокруг – я об этом даже не задумываюсь. Я не могу достроить в уме эту ситуация - каким образом она повлияет на других людей». Как говорится, «у нас не ясли - это там что хотят, то и делают – хотят писать, хотят какают, иногда прямо в штаны». Мы в социуме, поэтому у нас есть правила, и согласно им мы должны вот так-то и вот-так то поступать. Так вот и здесь – нам надо всем помнить о правилах поведения в коллективных местах. А любой чат – это тоже коллективное место.

- Этот год, говорят, тоже будет нелегким. Нам не избежать ещё одной волны, пугает неизвестность. Что мы посоветуем людям?

- Надо помнить, что мы сильные. Мы пережили уже не одну волну коронавируса, у нас есть опыт. А опыт – это всегда сила. За одного битого, как известно, двух небитых дают. Мы уже вооружены. У нас нет паники. И какой бы ни была жизнь вокруг, мы можем наполнить её чем-то свои прекрасным. Так что я советую всем наполнять жизнь прекрасным. Не забывайте про искусство. Это то, что отличает нас от всех других живых существ на земле: книги, фильмы, рисование, музыка. Сейчас можно по интернету научиться всему – играть на гитаре, рисовать, вязать. Женщинам - создавать свой собственный психологический ресурс. А мужчинам нужна физическая нагрузка. И помните о других людях. Сейчас всем тяжело, поэтому старайтесь друг друга поддерживать, а не топить. А мы, психологи, всегда, если понадобится, придём вам на помощь.

× Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.