Красноярское время
23:15
Пятница, 22 Октября
Курсы валют
сегоднязавтра
82.62 82.64
71.06 70.99
Котировки
РТС 1889.14 19.95
ММВБ 4211.82 6.68
Brent 84.76 1.08

Людмила ЖДАНОВА: «Гаджеты дают перекос в психическом развитии ребёнка»

02:3707.03.2021 1134

Людмилу ЖДАНОВУ считают лучшим детским неврологом за всю историю Железногорска. Ей доверяют самые тяжёлые случаи и знают, что она обязательно докопается до сути. Два года назад она ушла из детского стационара, а недавно переехала в Санкт-Петербург...

Информационный спонсор:
телеграм-канал «Здравый Смысл».
Ещё больше информации
на https://teleg.run/zmysl

О времени и о себе

- Людмила Ильинична, я слышала, вы в Питер переехали. Насовсем попрощались с Железногорском?

- Нет. Я решила, что буду приезжать на месяц весной и осенью – очень трудно разрушить ту связь, которая сложилась за многие годы и с моими маленькими пациентами, и с их родителями. И пока востребованность в моих услугах есть – буду периодически наведываться.

- После вашего ухода из КБ-51 в городе долгое время вообще не было детского невролога.

- Это проблема не только нашего города. Молодые доктора предпочитают уходить в частную медицину, различные клиники по распространению лекарственных препаратов, потому что там доход выше. Раньше у выпускников медицинских вузов был другой подход. Когда я заканчивала, из нашей группы из 13 человек только один ушёл в коммерцию, остальные остались верны своей профессии. Я всегда говорила, что нам, старой гвардии докторов, надо искать смену, и даже хотела подготовить невролога именно в стационар, но туда молодежь не рвётся – там тяжёлые больные, которым часто требуется оказание неотложной помощи, в поликлинике, где в основном медосмотры, конечно, проще работать. Но сейчас в городе уже есть два детских невролога. Востребованность в них очень большая, потому что много детей с патологией нервной системы. Наработают опыт – пойдут в стационар, там интересней – это клиническая работа и писанины меньше.

- А почему вы уволились? – возникает сразу вопрос у читателя. Я слышала, вы разошлись с руководством КБ-51 во взглядах на оплату труда.

- Это не столько претензия к руководству КБ-51, сколько такая ситуация сложилась у нас в стране. Ко мне относились хорошо и ценили как специалиста – не могу пожаловаться. Просто в какой-то момент пошёл перекос в системе оплаты – начали доплачивать младшему медицинскому персоналу, появились всевозможные дорожные карты, и получилось так, что моя зарплата стала меньше, чем у младшей медсестры (нянечки, которая моет пол). Несколько месяцев я получала 21-23 тыс. руб., а нянечка 28 тыс. И мне рассказывали, что медсёстры даже между собой обсуждали: «Сейчас Жданова увидит жировку и уволится». То, что медсёстры получали больше, – это понятно, у них доплаты за ночные дежурства, педиатры стационара тоже получали надбавки за круглосуточную работу в приёмном покое, а я работала только днём, и поэтому зарплата выходила меньше всех. Это психологически очень тяжело. И унизительно. Меня муж всегда успокаивал: «Тебе же нравится твоя работа – ну и работай, проживём». Я терпела несколько месяцев и… не выдержала. Просто перегорела и всё. Но я ушла без обиды. Потому что считаю, что реализовалась как специалист именно здесь. У нас в детском стационаре всегда был очень хороший коллектив – настоящая команда, и соответственно - результаты в работе. Я с такой благодарностью и теплом это вспоминаю! Всегда была поддержка от руководства больницы – провести какие-то обследования детям, даже если битком всё забито на эти КТ, МРТ – нам всегда шли навстречу. Пусть заработная плата отставала, но условия для специалиста, его реализации, были хорошие. Для меня это было очень важно, поэтому я не уходила раньше, хотя поступали заманчивые предложения, в том числе из частных клиник. И всё равно полностью уйти из КБ-51 не смогла, согласилась на такой компромисс: консультации два раза в неделю, чтобы разрыв не был уж сильно болезненным. Но сейчас мы уже переехали в Питер совсем. И всё равно созваниваемся с нашими докторами, обмениваемся знаниями, опытом. Это дорогого стоит, потому что (знаю по другим городам) далеко не во всех врачебных коллективах такая доброжелательная среда. Она была заложена ещё Валерием Ивановичем САННИКОВЫМ и на протяжении многих лет, слава богу, сохранялась.

Психолог, невролог, психиатр

- Ну я думаю, вы не пожалели, что ушли. Ведь врачом частной практики, наверно, интереснее работать. В том плане, что можно гораздо больше времени уделить пациентам.

- Да, и я всегда об этом мечтала. Недостаточно 10-15 минут для общения с родителем и ребёнком. Когда-то заведующий детской поликлиникой Юрий Александрович СКОРОБОГАТОВ вводил такую единицу как «психоневролог». И это правильное название. Ведь у детей много функциональных расстройств – транзиторных, которые пройдут и ребёнок будет здоровым, он восстановится на сто процентов (таких 85%). Как раз грубой органической патологии (с которой ребёнок по жизни пойдёт, мы лишь смягчаем течение) намного меньше – 15%. Так вот, чтобы функциональные нарушения убрать – очень важно родителей правильно настроить на здоровый образ жизни. Очень важно психическое развитие ребёнка. К психиатру мы отправляем ребёнка только после трёх лет, а до этого возраста он ведь тоже развивается, и если мы вовремя заметим какие-то отклонения, то можем их скорректировать. Но у нас родители самого слова «психиатр» боятся, считая, что клеймо на ребёнке может остаться на всю жизнь. И они с проблемами психологического порядка идут к неврологу. И поэтому невролог должен знать не только неврологию, но и детскую психологию и психиатрию, чтобы своевременно выявить отклонения и начать работать с ними. И для общения с ребёнком и родителем врачу требуется время.

В нашем городе родители очень умные, они много сами читают и пытаются разобраться, почему у ребёнка возникли те или иные проблемы. И в первую очередь они ищут пути безмедикаментозные. Мне интереснее, когда на приём приходят папа и мама вместе. Потому что очень часто у родителей разное видение воспитания ребёнка. Например, мама покупает погремушки, а папа считает, что ничего страшного в том, чтобы дать гаджет годовалому ребёнку – мир движется вперёд, другое цифровое поколение и чем раньше, тем лучше. В результате дети уже дошкольного возраста получают интернет-зависимость. Ребёнок в это время очень активно развивается, а мы вместо того, чтобы дать ему гармоничное развитие (когда он получает все сенсорные раздражители равномерно, а не только зрительные и слуховые), садим его в интернет. Это идёт в ущерб его двигательной активности, отдыху, прогулкам, занятиям другими классическими детскими играми. Идёт перекос в развитии ребёнка, прежде всего, психическом. Ребёнок смотрит на яркую картинку в телефоне или планшете, ему не нужно никакого интеллектуального труда, очень легко – смотреть и ничего не делать. И опасность в том, что родителям становится это тоже очень удобно.

- Конечно, удобно – ребёнка не слышно и не видно, занимайся своими делами.

- Да, мама сама может засесть в телефоне или компьютере. Это начинает устраивать всех. Очень важно ещё развитие речи. Сейчас идёт поток детей с нарушением речевого развития, и одна из причин, что у детей недостаточно хорошая речевая среда. Представьте: единственный ребёнок в семье. Папа на работе, мама – на кухне, потом в интернете, потом ещё какими-то делами занимается, а ребёнку не с кем общаться. Он сидит, смотрит картинки в телефоне и не разговаривает. А потом будут проблемы в письме и чтении. Начинаются дисграфия, дислексия – и таких детей во всём мире стало больше. Для того, чтобы ребёнок хорошо читал, важно, чтобы он начал рано знакомиться с буквами. В полтора года он, ещё не разговаривая, уже может знать буквы, особенно гласные. Одно дело, когда ребёнок сам смотрит в телефоне и не понимает значения букв, другое – когда вы ему читаете книжку, и он соотносит ваши слова с написанным текстом.

Я не говорю, что ребёнка надо учить читать в 2-3 года, но он должен видеть эти звукообразы. И когда вы приступите к чтению в 5-6 лет, ему будет намного легче, потому что он эти буквы уже видел и многие слова запомнил. А дети, которые были этого лишены (а сейчас выросло поколение не читающих родителей, и нет культуры чтения в доме), ребёнок идёт неподготовленным к школе, и мы на медосмотрах это сразу видим. Мамы в таких случаях говорят: «Он не читает, потому что ему это не нравится». Они надеются, что, когда ребёнок придёт в школу, всё само собой решится. А в итоге этого не происходит. Ребёнок читает медленно, отстаёт от других в классе. Мама недоумевает: «Мы столько в него вкладывали, по всему миру ездили, у нас дома, зайдите посмотрите, чего только нет – море Лего!», а у ребёнка вдруг оказалась дислексия и дисграфия! Да всё очень просто. Давая ребёнку дорогую игрушку, пусть даже развивающую, родители считают, что они свою функцию выполнили. Очень важна совместная деятельность мамы и ребёнка. Мама должна организовать и направить, показать, как пользоваться тем же пластилином, что из него можно слепить. С ребёнком нужно постоянно разговаривать, читать ему книжки, это хорошо развивает слуховую память.

Я вспоминаю, когда мой старший сын был маленький, я читала ему стихи по памяти – Есенина, Блока, Пушкина, на ночь или по дороге в садик, и когда ребёнку исполнилось три года (он рано начал говорить) – он стал все эти стихи воспроизводить. Мне первая рассказала про это воспитательница. У нас, говорит, девочка читала стихи, и когда она закончила – вышел ваш Миша и тоже начал читать стихи - всё подряд! Мы час его не могли остановить. И когда он учился уже в университете, он мне рассказывал, его ребята спрашивали: «Миш, а ты почему лекции не пишешь?» И он говорит: «Мне достаточно раз услышать лекцию, и я её помню. Я только формулы записал и графики, а текст сам мне не нужен». У них в институте были очень умные ребята, семи пядей во лбу, но такой слуховой памяти ни у кого не было. Когда ребёнок слушает то, что ему нравится (голос мамы, например, красивую музыку), и это повторяется - информация архивируется.

Я потом уже читала, что у нас в стране идёт установка на зрительное восприятие информации, а в Америке они очень много берут на слух. Поэтому мы отличаемся друг от друга уже тем, что по-разному берём информацию. Могу поделиться интересным опытом из личной жизни. Меня в шестом классе отправили от школы в пионерский лагерь «Орлёнок». Это был весенний набор - посреди учебного года, заезд длился 40 дней, поэтому мы там учились. Но учёба была построена на слуховой системе – нам не задавали задания на дом, всё проходили только на уроке. Я в школе училась на отлично, а там вдруг поняла, что на слух беру информацию хуже – для меня это было очень тяжело. Вот поэтому я говорю, что развивать ребёнка нужно гармонично, чтобы не было превалирования на тот или иной сенсорный раздражитель.

Интернет-зависимость

- У моего семилетнего ребёнка, я заметила, кратковременная память плохая. Что делать?

- Вообще, у детей с памятью должно быть всё нормально. У них же ещё чистые файлы. Почему память не развивается? Наш мозг устроен так, что большие объёмы у нас усваиваются лучше, и мы больше берём в долговременную память. Короткие стишки нам, например, не развивают память. Если ребёнка попросить пересказать рассказ или мультфильм – он это сделает, а то, что было в компьютерной игре – обрывочные видео – он не вспомнит. Чтобы память развивалась нормально важно одновременное включение нескольких сенсорных систем. Поэтому важны игры в театр (теневой), мягкие игрушки, чтобы ребёнок ощущал эти объёмы, и шло закрепление глубже. Должно быть задействовано большое количество нейронов. Да, дети должны уметь себя занимать сами, но родителям необходимо уделять время совместной игре. Только они могут дать ребёнку объёмное гармоничное развитие.

- В моём окружении у всех проблема с детьми из-за гаджетов. Забрать невозможно - вопят, на пол падают, в истерике бьются.

- Это первый сигнал, что у ребёнка формируется интернет-зависимость. Дошкольник, например, не понимает, почему у него забирают то, что ему нравится. И у него нарушаются взаимоотношения с мамой. Он считает, что мама жадная, злая и «меня не любит». И тогда идёт агрессия на маму. Дошкольники – это вообще категория самой высокой степени риска по интернет-зависимости, потому что у них психика ещё незрелая. Ведь дают телефон в руки даже грудничкам – в 6-8 месяцев. Потому что надо поделать какие-то дела, а самая лучшая игрушка – это телефон.

- Российские родители считают, что чем раньше дать гаджет – тем более современным будет ребёнок, но на западе, я читала, всё по-другому.

- Совершенно верно. Дети Силиконовой долины учатся в консервативных школах, по старым программам, им не преподают компьютерную грамотность до девяти лет. До этого возраста они учатся читать, развивают речь – пересказывают тексты, много играют, совершенствуют навыки (рисование, конструирование), занимаются спортом. У них 50% интеллектуальных занятий, 50% – физических, чтобы была гармония, иначе пойдёт перекос в развитии психики – мозгу тоже надо дать отдохнуть, а отдых, как мы знаем – это перемена деятельности.

Реальный и виртуальный мир

- Дети моих знакомых очень часто страдают неврозами, особенно мальчики. То в садик отдали – начал глаза зажмуривать, то родители ругаются – заикание у ребёнка появляется, то в школу пошёл – стресс.

- Дело не в школе. Всегда надо смотреть глубже. Всё идёт из семьи. Нужно настраивать ребёнка, что мир разный – не розовый виртуальный, для него удобный, где чуть что – и спрятался. Дети уже в дошкольном возрасте стремятся уйти в нереальный мир, а когда он приходит в школу и ему приходится большую часть времени находиться в реальном мире, он оказывается к этому не готов. Это его травмирует. Ему не так сказали, его задели, учитель оказался не такой внимательный, и это всё воспринимается как «школа неудобная», «учителя плохие», «дети невоспитанные», ещё и дома про это говорят, в результате ребёнок настраивается не на то, что ему нужно адаптироваться в эту среду, а что среда должна под него измениться. И вот эти адаптационные механизмы у ребёнка вырабатываются с рождения – их нужно развивать. А если мы лишаем его этой возможности, то потом возникают темы суицида, депрессии.

На днях только у меня женщина была на приёме с 12-летним ребёнком, я их наблюдаю давно. Мама плотно занималась сыном, страдающим логоневрозом. Водила его по логопедам, психологам. Смотрю на него и вижу – настроения никакого. Спрашиваю: «Тебе нравится в школе?» - «Нет, не нравится». - «У тебя есть в школе друзья?» - «Нет». - «Тебе нравится кто-то из учителей?» «Нет, никто». - «Мультфильм какой нравится?» - «Никакой». Ответы: нет, нет, нет. Я спрашиваю: «А ты радуешься, когда приходит мама?» «Нет». Единственное, что ему нравится, - это пицца и компьютерные игры. Ребёнок устаёт от всех этих занятий с логопедами и психологами и находит успокоение только в гаджетах, в виртуальном мире, который заменил ему реальный вне школы. И он уходит туда. Играет в сети и всё остальное его не интересует. И когда я спрашиваю: «А тебе вообще жить нравится?» и он отвечает: «Нет» - это страшно. Мы потом с мамой остались, я ей сказала: «Это называется детская депрессия». Ребёнок не привязан к реальной жизни вообще. Ему прикажи: выйди на крышу и прыгни – он выйдет и прыгнет. Объяснила маме: сокращаете время в телефоне до 30 минут в день, мальчику нужна физическая нагрузка - берёте лыжи и идёте кататься вместе, встаёте на коньки, идёте в поход, плаваете, всё что угодно – верните ребёнка к жизни и восстанавливайте связь ребёнок-мама. Потому что не любить маму – это уже психиатрия.

- Я знаю семьи, где дети в гаджетах сидят даже по ночам. Родители вечером вырубились, папа в два часа ночи проснулся – видит свет, шестилетний сын в кровати играет в телефоне.

- Или уроки делают до полуночи. Ребёнок ждал маму с работы, потому что без неё он ничего сделать не может. В результате спать он идёт в пол-одиннадцатого и заснуть не может. Режим сна – это святая святых. Гормон сна мелатонин начинает вырабатываться, как только темнеет на улице, в районе 21:00, и пик приходится на час ночи, а дальше идёт спад. Если ребёнок ложится поздно, он никогда не наберёт нужную концентрацию мелатонина, которая ему положена по возрасту. А это не только гормон сна, это и иммунитет, и созревание структур головного мозга в целом. Утром такой ребёнок встанет недовольный, будет рассеянным, с низкой работоспособностью, уставший и может заболеть. А потом мама приходит к доктору и говорит: почему у меня ребёнок плохо спит, в школе ничего не усваивает, делает много ошибок? Полечите нас – дайте таблетку. А лечить надо кого? Родителей. Чтобы они правильно построили и свой ритм жизни, и ребёнка.

Пандемия и изоляция

- Вы говорили, что у вас, да и у всех детских неврологов, после изоляции работы стало больше.

- И у психологов, и у педиатров – у всех докторов. Представьте замкнутое пространство – папа и мама работают дистанционно, и дети при этом сидят дома. А детям нужно пространство, им нужно двигаться, а негде. Если девочки могут сесть порисовать, то мальчикам нужно сбрасывать энергию, им эти границы мешают. В результате, ребёнок, который находится весь день в помещении, становится расторможенным, лезет на шкафы, на люстры, и справиться с ним тяжело. И сами родители срывались, и дети не выдерживали – проявлялись невротические реакции: головные боли, нарушение сна, капризность, и шкала графика стрессов у детей в это время поползла резко вверх, потому что было ограничение в движении, не хватало выплеска накопившейся энергии.

- И чтобы дети не ходили по потолку – им сунули гаджеты.

- Так и было. И в этот момент очень многих подсадили, даже тех, кто раньше был нормально социализирован. Учитывая, что кружки и секции не работали, и чтобы дети не мешали работать дома, их садили к телевизору и давали телефоны, планшеты и так далее. Это была какая-то определённая безысходность. Тут даже трудно обвинять родителей. Им надо работать – начальник не даст поблажку только потому, что у тебя дома дети. И не у всех большие квартиры. В таких случаях спасением является спортивный уголок, где дети могут сбрасывать энергию.

С чем обращались? Пошли тики у детей. Я всегда перед приёмом просила снять ребёнка на видео во время проявления тиков. Присылает одна мама: ребёнок сидит на спинке дивана перед огромным экраном телевизора, и у него руки и ноги ходуном ходят. Просмотр телевизора возбуждает, между прочим, ещё сильнее, чем компьютер. Даже если ребёнок смотрит хороший, добрый мультфильм. За 10-15 минут такого не будет, но когда ребёнок смотрит час-полтора, то это служит толчком к появлению тиков. Особенно в возрасте от 6 до 8 лет, а у мальчиков к тому же появляется ночной энурез. Здесь играет роль наследственный фактор, и достаточно небольшой провокации, чтобы тики начались и потом повторялись волнообразно – если не убрать вовремя раздражители. А провокация – это телевизоры, компьютеры и телефоны. «А как же без телевизора?» - спрашивает мама.

- Книги, диафильмы, на сайтах можно купить диапроектор «Волшебный луч».

- Совершенно верно. Там совершенно другая технология, которая не провоцирует тики. Аудиопрослушивание – вы можете включать те же сказки. Это ещё и развивает слуховое внимание и слуховую память. Ребёнок научится слушать и слышать и, придя в школу, он будет слышать педагога. Это будет способствовать и лучшему чтению, и грамотному письму – дети будут лучше писать диктанты, изложения. Они могут двигаться, когда слушают сказки, а не сидеть на месте. А с гаджетом они сидят в вынужденном положении, ассиметрично, пережимают шею, где проходят все кабели, питающие внутренние органы и позвоночный столб. Потом хирурги удивляются – откуда у детей в 12-13 лет протрузии позвонков? Одно цепляется за другое. Нужно двигаться, делать упражнения, плавать. Речь не идёт о том, чтобы полностью запретить гаджеты. Время идёт вперёд, его не остановить, но всё должно быть в разумных пределах и под контролем родителей. Детям до трёх лет я бы вообще не рекомендовала давать в руки телефоны. Потом по 15 минут в дошкольном возрасте, школьникам – по 30-40 минут.

Мама может всё

- То есть, развитие ребёнка полностью в руках родителей?

- У меня в практике есть уникальный случай, когда мама, благодаря тому, что гармонично развивала ребёнка, преодолела тяжелейшее заболевание – ДЦП. Она взяла процесс оздоровления сына в свои руки. Основа методики – развитие ребёнка через моторику, ну и гармоничные сенсорные воздействия. Ей нужно книгу написать об этом, и её труд не будет иметь цены. Потому что так поднять ребёнка без таблеток (он их получали только в первые месяцы жизни, когда был в крайне тяжёлой ситуации – на ИВЛ, на зондовом кормлении и с судорогами). Мама так простроила свою работу, что теперь ребёнок с ДЦП в 12 лет не только ходит - он разговаривает, в том числе на английском языке, разбирается в музыке, они озвучивают театр теней (у них есть канал в интернете). Потому что было системное гармоничное развитие. Мама ознакомилась с лучшими мировыми системами по оздоровлению детей с ДЦП, она переписывалась с институтом Гленна ДОМАНА (автора восстанавливающих методик для детей с органической патологией центральной нервной системы), причём она так усовершенствовала некоторые приспособления-снаряды, что доманцы запрашивали у неё описание и просили разрешения использовать её наработки.

- Это говорит о том, что мамы могут всё – заменить кучу врачей.

- Они ни разу не были в реабилитационном центре, не сделали ни одной операции – не резали сухожилия, разработали все суставы. Я сказала маме: «Я бы дала вам Нобелевскую премию, если бы их давали матерям». Это подвиг матери. И гаджеты ребёнку они до 12 лет не давали. Только сейчас начинают вводить. Но зато он прекрасно читает. Ему дают книги в двух редакциях, и он находит разницу в тексте. Это пример того, какие чудеса бывают, если грамотно простроена система развития ребёнка. Пластичность организма ребёнка огромная, и очень важно в это верить.

- Вы, знаю, ведёте свой блог. Как его найти?

- Блог детского невролога в инстаграме: doctor_li_zhdanova. Я там совершенно бесплатно даю короткие консультации. Как правило, в течение суток отвечаю. Можно обращаться – всегда рада помочь.

Елена ДУБРОВСКАЯ, директор лицея №103 (из доклада на Всероссийском форуме «Образование и здоровье»):

- Нам поставлена цель: «Цифровая школа». Но сегодня по признанию учёных всего мира укрепилось несбалансированное представление о состоянии положительных и отрицательных сторон стремительного внедрения цифры в жизнь. Отрицательные стороны широкого распространения «цифры» замалчивается. Известный английский учёный говорит, что дети приходят в школу пассивными, необщительными, без интереса к учёбе. Причина – цифровая пустышка. Родители дают её детям с года до шести, чтобы ребёнок вёл себя тихо, не мешал. В школе такие дети менее любознательны, не задают вопросы, с огромным трудом включаются в учебный процесс в классе. По мнению нашей учёной в области нейронауки Татьяны ЧЕРНИГОВСКОЙ, самое страшное, что ухудшается память, учебные навыки не развиваются, формируется общение «один на один». Учитель добивается активности, а дети не понимают, чего от них хотят. В Англии каждый пятый ребёнок в возрасте до пяти лет имеет свой гаджет. А у нас – 100%. Английский ребёнок проводит за компьютером восемь часов в неделю, а у нас восемь часов в день. Исследование Курчатовского института показало: если ребёнок просидел у компьютера пять часов – параметры мозга у него, как у человека, получившего тяжёлую мозговую травму. Изучение мозга показало, что у детей, которые беспрерывно сидят за компьютером или в телефоне, мозг имеет такие же нарушения, как и у наркоманов. У детей, которые пользуются гаджетами более часа, память всё хуже и хуже. Билл ГЕЙТС в своём доме включает Wi-Fi на два часа в день, а его дети учатся в школах, где нет ни одного компьютера.

× Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.