Красноярское время
15:58
Суббота, 25 Сентября
Курсы валют
сегоднязавтра
85.49 85.20
72.88 72.72
Котировки
РТС 1747.56 3.44
ММВБ 4038.23 17.14
Brent 78.07 0.22

Лучше не будет. Будет только хуже

13:1201.12.2020 890

Железногорск продолжает погружаться в пучину пандемии. Вместе со всей страной. И уже понятно, что никакого плато не будет – в этом пикЕ мы пойдём как минимум до февраля. Никаких ограничительных мер, кроме масок, никто принимать не собирается, поэтому основной вопрос, который остаётся решать, – медицинская помощь. Вот с этим у нас полная засада.

Информационный спонсор:
телеграм-канал «Здравый Смысл».
Ещё больше информации
на https://teleg.run/zmysl

Понятно, что самая большая нагрузка легла на КБ-51. Больница оказалась не готова к такому наплыву тяжёлых ковидных больных. И это было понятно ещё в июне, во время обострения ситуации в первую волну заболевания, когда в приёмный покой инфекционки в день поступало по десять человек с пневмониями. Уже тогда «красная зона» трещала по швам, и было очевидно, что вопрос с дополнительным госпиталем надо решать в первую очередь. Никто не проникся ситуацией. И теперь мы имеем то, что имеем. Больных стало в десять раз больше, и в железногорском здравоохранении наступил полный коллапс. Люди уже готовы заплатить любые деньги, чтобы только попасть в «красную зону», а не тихо умирать на дому без врача и необходимых лекарств, которых в аптеке днём с огнём не найти. Сами медики в постоянном стрессе, потому что ковидники во вторую волну стали умирать гораздо чаще (в день по 2-3 человека), и это не только 80-летние старцы, но и 40-летние, и в возрастной категории от 50-ти до 60 лет.

Ковид забрал уже много известных железногорцев. В этом списке бывший директор охранного агентства «Барс» Анатолий БАННИКОВ, солдатская мать Алла САФОНОВА, актриса театра кукол Тамара КУХЛЕВСКАЯ, бывший первый секретарь горкома КПСС Леонид ПАШКОВ, заместитель генерального директора ГХК по капстроительству Пётр ПРОТАСОВ, начальник отдела гражданской обороны, полковник медицинской службы КБ-51 Александр БЕРЕЖНЫХ, бывший директор ГЖКУ Александр ХАРКЕВИЧ, учитель английского языка лицея N103 Анна СМИРНОВА... И мы скорбим по каждому.

Вирус не щадит никого, невзирая на заслуги, звания, должности. Остановить его уже никто не в силах, поэтому вся надежда на оказание своевременной качественной медицинской помощи. А с этим большие проблемы. На прошлой неделе «Скорая помощь» не могла сдать в «красную зону» тяжёлого ковидного пациента. Там просто не открывали дверь. Тогда водитель включил сигналку, которая вопила до тех пор, пока из здания не вышли. Это из той же серии, когда в Омске «Скорые» привезли тяжёлых больных к минздраву, потому что в больницах не было мест, и включили сирену. Французское издание «Le Monde» написало о том, что творится в регионах. Там и про омские «Скорые», и про переполненные больницы и морги, и о том, что инфраструктура здравоохранения испытывает нехватку ресурсов и медперсонала. Об очередях к врачу, которые заканчиваются на улице, о десятках фото и видео в интернете, о запрете для врачей контактировать со СМИ и о повсеместной фальшивой информации. Не правда ли, нам всё это знакомо? В зарубежном издании, представьте себе, говорится и о нас (цитата - перевод с французского): «В Железногорске Красноярского края жителей заставляют объединиться, чтобы передать термометры в местную больницу… Показатели смертности от ковид-19 остаются особенно низкими и сомнительными в России, не связанными с наблюдаемой в стране избыточной смертностью».

При всей очевидности провала железногорской медицины, довольно странно выглядит позиция главного врача КБ-51, что «у нас всё хорошо и всего хватает». Давайте уже смотреть правде в глаза: всё плохо. Вот так плохо, что хуже уже просто некуда. В Подмосковье, если для больного нет места в «красной зоне» - из приёмного покоя врачи обзванивают все больницы соседних городов и «Скорые» везут туда, где принимают, за сто километров, сто пятьдесят. У нас – отправляют домой. В Красноярске в «красной зоне» помимо того, что платят хорошие деньги, ещё и создают все условия для комфортного отдыха врачей – отдельные комнаты с санузлом и хорошей кормёжкой. Если медик переболел ковидом и у него имеются антитела к коронавирусу – он после смены идёт домой и восстанавливается в домашней обстановке. У нас персонал «красной зоны» безвылазно живёт в тесных боксах, рассчитанных на четыре человека. Исключение – двое врачей, которым выделили отдельное помещение, чтобы после сумасшедшей смены работали с картами больных (потому что в Красноярске на одного врача «красной зоны» приходится 15 пациентов, у нас – 50, карты можно заполнять всю ночь). Чего удивляться, что в крае - очередь из желающих поработать с ковидными больными, и персонал отбирают по конкурсу. В Железногорске же в «красную зону» никто не хочет идти. Да и понятно, почему.

Сейчас очевидно одно: если мы и дальше будем подобно страусам прятать голову в песок и говорить, что «всё хорошо, прекрасная маркиза» - будет ещё хуже. «Ну, у нас ведь больные не лежат на полу на матрацах» - это, конечно, достижение. Да пусть лучше они лежат на полу, как на этом зарубежном фото, но зато мы видим, что рядом стоит баллон с кислородом и этим людям оказывают помощь. А не посылают… домой умирать. На мой взгляд, это бесчеловечно, если не сказать больше – преступно.

× Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.