Красноярское время
15:24
Среда, 23 Июня
Курсы валют
сегоднязавтра
85.99 85.99
72.22 72.22

История одного увольнения

09:0306.11.2020 1216

Неисповедимы пути господни. Этот материал задумывался как рассказ о межличностных отношениях в стенах городской администрации. Скажем так, принцип «Я – начальник, ты – дурак» в действии в условиях пандемии коронавируса. Но потянутая ниточка раскрутила целый клубок. И поскольку публикация выйдет и в красноярской «Сегодняшней Газете», попадающей в мониторинг краевых СМИ, прошу краевую прокуратуру обратить на него внимание.

Ковид отрицательный

Начать, пожалуй, нужно с того, что администрация ЗАТО Железногорск решила провести очередную оптимизацию численности своих сотрудников. То есть, подсократить количество тех, кто имеет статус муниципального служащего, со всеми вытекающими льготами и надбавками. Под секвестр попало КУМИ, где трудилось 13 человек. Из них шестерых оставили в штате реорганизованного отдела, а остальных требовалось раскидать по муниципальным учреждениям. Бухгалтеров, коих имелось двое, по договорённости решено было перевести в МКУ «Централизованная бухгалтерия», которая располагалась по соседству – в Сером доме на втором этаже. Специально для этих целей правовое управление администрации ввело в штатное расписание «Централизованной бухгалтерии» две дополнительные единицы – ведущего бухгалтера и начальника отдела по учёту имущества казны. Последнюю – специально для главбуха КУМИ, чтобы она не шибко потеряла в статусе и деньгах. Согласно этих чётких договорённостей, люди были уволены не по сокращению штатов (после чего им Центр занятости выплачивал бы полгода зарплату), а по соглашению сторон. При этом каждый подписал отказ от выплат, которые сопровождают такое добровольное расставание. Ведь каждому гарантировали рабочее место.

Всё подписала на голубом глазу и главбух КУМИ 49-летняя Ирина М. Ей оставалось сдать все отчёты и завершить финансовую деятельность управления. Её помощница – второй бухгалтер – к тому времени подсуетилась и нашла работу на градообразующем предприятии, поэтому вся отчётность свалилась на одного человека. И тут как назло Ирина заболела - резко почувствовала себя плохо на работе. Врач, к которому она попала на приём, померила ей пульсоксиметром сатурацию, написала в карточке «ковид отрицательный» и открыла больничный. Когда я рассказала знакомому реаниматологу, как у нас в поликлинике определяют ковид – у него был шок, потому что сатурация падает только при дыхательной недостаточности из-за пневмонии. Ковид может протекать и без таких тяжёлых осложнений. На тест пациентку никто, конечно, не оправил. А зачем? И так всё ясно.

Две недели кошмара

Последующие две недели стали для Ирины М. настоящим кошмаром. Температура держалась около 38 гр., дикая слабость, ломота в теле и тупая головная боль, которую не снимали никакие таблетки. Затем пропал вкус, еда превратилась в пластмассу, а ноги стали как не родные – немели ступни и пальцы. Все признаки ковида налицо.

- Я так тяжело никогда в жизни не болела, - говорит Ирина. – Реально не могла встать. Но я не успела на работе сделать все отчёты, которые с меня постоянно трясли. Мне пришлось работать дома – я буквально за шкирку поднимала себя с постели и садила к компьютеру. Начисляла зарплату людям, налоги. В некоторые программы дистанционно не могла зайти – меня выкидывало из интернета, а начальство давило. Я написала смс своему руководителю: «Я очень плохо себя чувствую, прошу кого-нибудь подключить к этой работе». В ответ: нет, ты должна это сделать сама. Мне пришлось на несколько дней выйти на работу – я еле поднялась по лестнице на третий этаж, думала, умру. И несмотря на все мои усилия - осталась недоделанная работа. Будь я здорова, конечно, никаких проблем бы не было. Это говорит о том, что каждый должен быть заменяем. Это не дело – чуть ли не из могилы поднимать людей и заставлять работать.

Последний день больничного у Ирины совпал с последним днём работы в городской администрации. После выходных, согласно договорённости, она должна была написать заявление о приёме на новое место работы – в «Централизованную бухгалтерию». Однако руководитель этого муниципального учреждения г-жа Стуликова двинула совсем неожиданную речь.

- Мне сказали, что я плохо работала на больничном, и «мы передумали брать вас на должность начальника отдела», - вспоминает Ирина. - «Я за вами наблюдала, - сказала она мне, - и поняла, что вы не умеете организовать ни свою работу, ни работу своих подчинённых. И ваш уровень сложности – это должность ведущего бухгалтера. И даже на ней я буду за вами смотреть, как вы работаете». Я всё это слушала в каком-то оцепенении, и у меня всё время в голове крутился вопрос: «Что происходит?»

Так что же всё-таки происходит?

Ответ на этот вопрос, как мне кажется, лежит на поверхности. «Централизованной бухгалтерии» добавили две штатные единицы – руководящую и рядовую. Если бы Ирина переходила вместе с бухгалтером, то они заняли бы обе вакансии согласно договорённостей. Но второй бухгалтер к тому времени трудоустроилась сама, значит… Точно! Ирину можно подвинуть на рядовую должность, а руководящую отдать кому-то из своих. А для этого не грех и растоптать человека - долго ль найти, за что?

- Как я должна была отреагировать на такие слова? – говорит Ирина. - Пойти на рядовую должность, где за мной «будут наблюдать», тыкать носом и унижать – я не в том возрасте, чтобы всё это терпеть. И не хочу на нервной почве заработать себе какую-нибудь серьёзную болячку. Буду искать работу сама.

Классно как у них всё получилось. Ирина подписала отказ от выплат – могла бы сидеть потом полгода и спокойно искать работу, поверила на слово, а в ответ подложили свинью. Отошла сразу в сторону руководитель правового управления, списали всё на бабские эмоции замы главы ЗАТО. В итоге проблема так и осталась не решена. Идите, девушка, на ту должность, которую предлагают.

Ирина с ностальгией вспоминает, как работала с двумя предыдущими мэрами – получила от них два благодарственных письма с занесением в личное дело.

- Я 13 лет отработала, и всё было нормально, - говорит она. - До этого всевозможной работой нагружали, ни от чего не отказывалась, и на больничном работала, и из отпуска отзывали постоянно, когда кто-то заболевал. Я всю жизнь совершала подвиги, но в этот раз подвиг тяжело дался. И то не оценили. Вспоминаю, когда я только пришла в КУМИ – тут был полный завал! Я тогда работала ведущим специалистом в Управлении экономического планирования, на закупках, ко мне обратилось руководство помочь разобрать бумаги и отчёты в КУМИ, там сложилась тяжёлая ситуация: после проведённой оптимизации на 1 января там не осталось ни одного бухгалтера – они все добровольно ушли по сокращению. Бросили всё и уволились, за последний квартал не было сделано ничего! Остался вал работы, которую я выполнила вместе с двумя ревизорами, при том что они даже в 1С-Бухгалтерии работать не умели. Нас начальство поддерживало морально, не давили, как сейчас. После этого меня назначили главным бухгалтером КУМИ. И я, помня про эту историю, всё время себе говорила: «Я должна всё доделать, а не бросать, как это сделали тогда бухгалтера». И всё равно плохая.

Похоже, руководителю МКУ «Централизованная бухгалтерия» Галине СТУЛИКОВОЙ было глубоко наплевать на все прошлые боевые заслуги Ирины М. У неё, как говорится, свой шкурный интерес замаячил. Ну а мы тянем за ниточку дальше.

Антитела и деревня

После того, как Ирина М. закрыла больничный, она сдала кровь на антитела к ковид-19. И представьте себе, они у неё обнаружились. Причём маркер IgG, говорящий о том, что человек переболел коронавирусом, появляется только на третьей неделе заболевания. И у Ирины он был. То есть её с ковидом заставляли работать дома, мало того, вынудили несколько раз прийти в администрацию и отсидеть там по полному рабочему дню. Неудивительно, что при таком подходе Железногорск уже захлестнула эпидемия коронавируса, и ежедневный прирост заражённых скоро дотянет до сотни. Именно из-за таких руководителей, как г-жа Стуликова. Меня возмущает моральная сторона дела: как же нужно ненавидеть людей, чтобы так над ними издеваться. Недавно в интернете появился материал о барнаульском враче, у которого были признаки ковида, но его не отпускали на больничный, потому что долго не приходил результат теста. В итоге он умер на рабочем месте. Видимо, наши недалёкие руководители добиваются того же. Видимо, пора их наказывать за то, что людей, находящихся на больничном (он не зря называется «листок нетрудоспособности»), заставляют работать хоть на дому, хоть в учреждении.

Не знаю, как у вас, а у меня возник вопрос, почему какая-то Стуликова, 35 лет от роду, чувствует себя так вольготно в Сером доме? Ведь она, похоже, уверена, что ей сойдёт с рук абсолютно всё, даже если это «всё» вредит имиджу администрации. Два дня сбора информации – и оказывается, у нашей дамы есть «мохнатая лапа», которая в своё время – в 2011 году – судя по всему, и протолкнула её на это тёплое местечко. Дело в том, что родная сестра Стуликовой – руководитель финансового Управления администрации Татьяна ПРУСОВА, которая и создаёт невидимую крышу своей единоутробной родственнице. Судите сами: Стуликову назначили руководителем МКУ в 2011 году, когда ей было всего 26 лет. Без опыта работы, только после декрета – не хилый карьерный скачок? Во времена правления Пешкова-Медведева, конечно, чудесных назначений было предостаточно (руководитель Управления образования ставит директором школы свою жену, другой директор МП имеет в прошлом судимость), но это кадровое решение самое тупое. Галина Ивановна, конечно, за девять-то лет научилась корчить из себя деловую женщину, давить людей, но бухгалтера бюджетных учреждений, с которыми работает «Централизованная бухгалтерия», жалуются на её слабый профессионализм – мол, не может ответить ни на один вопрос, сразу отправляет к юристам. Конечно, зачем ей Ирина М. с двумя красными дипломами и огромным опытом работы? Чтобы чувствовать себя ущербной рядом с ней? Это ещё неизвестно, кто за кем следил бы и оценивал работу.

И самое главное, никого – ни новую власть, ни правовое управление, ни прокуратуру - не насторожил вопрос: «А как сёстры возглавляют две финансовые структуры, находящиеся друг у друга в ревизионном подчинении?» Как это называется – «конфликт интересов» в законе о противодействии коррупции? Интересно, кого ещё эти две есауловские барышни притащили в город и устроили на козырные места? Если хорошенько поискать, можно, наверно, много чего интересного нарыть. ЗАТО Железногорск – это кладезь подобных сюрпризов для правоохранительных органов.

× Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.