Красноярское время
15:21
Sunday, 24 Октября
Курсы валют
сегоднязавтра
82.64 82.50
70.99 70.86
Котировки
РТС 1877.99 8.8
ММВБ 4196.96 21.54
Brent 85.86 1.01

Главный рычаг, который может остановить пандемию - это предусмотрительность самих граждан

15:1330.10.2020 6693

Губернатор Красноярского края Александр Усс дал интервью телеканалу "Россия".

Губернатор высказался на темы пандемии, ЧП в Норильске, рассказал о бюджете края на следующий год и стратегических планах региона.

Корреспондент: Сегодня главная тема – это коронавирус. Число заболевших растет, поликлиники переполнены. Мы выдержим эту волну?

Александр Усс: Конечно. У нас нет другой альтернативы. Мы обязательно выдержим, но положение очень сложное. И это не фигура речи – это реальная оценка того, что происходит. Как вы помните, мы непросто, но тем не менее успешно, на мой взгляд, справились с первой волной. При этом пережили тяжелейшие вспышки в вахтовых поселках и реально одни из первых вышли к концу августа на третий этап снятия ограничений. И вот у всех, у меня тоже, была какая-то внутренняя надежда, что теперь все пойдет лучше и лучше. Но эксперты и специалисты, не только у нас в крае, но и во всем мире, говорили о второй волне. Она, к сожалению, пришла. Инфицированных сегодня ежедневно регистрируется в два раза больше, чем в начале сентября. Много это или мало? Все, конечно, относительно. Как раз ответ на ваш вопрос, выдержим мы или нет. У наших соседей, причем у многих, этот рост гораздо серьезней. В частности в Новосибирске, на Алтае, в Кемерово, в Республике Алтай. Мы выглядим сегодня по количественным показателям чуть благополучнее, чем Россия в целом, но успокаивать нас это не должно.

С одной стороны, уже накоплен серьезный опыт, мы понимаем течение болезни, течение самой пандемии, у нас достаточно высокая техническая оснащенность больниц. В частности, сегодня в крае имеется более тысячи ИВЛ. Хотя теперь практика лечения говорит, что ИВЛ – это не панацея и люди, использующие ИВЛ, очень трудно оттуда возвращаются. Теперь есть достаточно широкий спектр медикаментов. Однако какого-то универсального (метода) лечения до сих пор не выработано, нет таких регламентов и протоколов.

Мы развернули к пику значительное число инфекционных коек, кислорода, но мы ведь не в состоянии превратить весь Красноярский край в один большой госпиталь. Именно поэтому край уже сейчас, на подъеме этой волны, начинает сталкиваться с реальными проблемами с размещением. Мы постоянно наращиваем коечный фонд. У нас с большой нагрузкой работает скорая помощь. Люди жалуются, что они часами не могут дождаться вызова. И они абсолютно правы.

У нас на днях прошло видеоселекторное совещание, где я предупредил все контролирующие органы о необходимости жестко следить за ценовой политикой в аптеках, подключать для этого и антимонопольный комитет.

Относительно скорой помощи могу сказать следующее. 20 вызовов в сутки – это много. Но у нас в городе есть случаи, когда экипажи выезжали к людям 40 и более раз. Представьте себе, каждые 30 минут выезд, надо (еще) вернуться, без отдыха и обеда. И, естественно, наше главное достояние и одновременно сейчас проблема – это медицинский персонал. Лекарства можно купить, ИВЛ можно поставить, а вот что касается людей, медиков – они тоже люди, они болеют, причем болеют уже многие, и поэтому здесь я вижу основное уязвимое звено. Мы сейчас рассматриваем возможность прикомандирования медиков из некоторых наших районов, где положение дел относительно благополучно, в краевой центр, в другие крупные города. Но лимиты и возможности этого, конечно, ограничены.

Как выглядят прогнозы. Сегодня наши аналитики – у нас, кстати, отличная аналитическая служба, которая состоит, прежде всего, из коллег из медуниверситета – говорят о том, что спада не будет, скорее всего, до первой половины следующего года, то есть это февраль и март. Возможно, в рамках этого подъема будут какие-то выходы на плато, но надеяться на то, что пандемия резко отступит в ближайшие месяцы, не приходится. Почему я говорю об их хорошем качестве работы? Потому что в первые же дни марта мы поставили такую задачу – сделать серьезный прогноз с учетом того, как это было в зарубежных странах, как это началось в западных территориях России. И вот по факту мы теперь видим, что те линии, которые они нам представили, графики, идеально копируют фактическую динамику заболеваемости.

Учитывая это обстоятельство, на прошлой неделе я подписал несколько указов, которые касаются мер по дополнительному сдерживаю инфицирования в отношении наших граждан, наших предприятий и учреждений.

Назову некоторые из этих мер. Мы настоятельно рекомендуем всем предприятиям, организациям, учреждениям всех форм собственности, там, где это возможно, переводить своих сотрудников, работников на удаленные форматы работы. Мы настоятельно рекомендуем тем, кто находится в группе риска, это 65+, оставаться дома. При этом мы нашли возможность оплачивать листы нетрудоспособности, то есть это будет оплачиваемое пребывание вне работы. Мы вынуждены пока прекратить работу предприятий общепита с 23 часов до 7 утра для того, чтобы это действительно были кафе, рестораны, куда люди приходят поесть, может немного пообщаться, но не для того, чтобы там были безудержные гуляния без соблюдения всех мер предосторожности.

Но главный рычаг, который может остановить пандемию, – это предусмотрительность самих граждан. Это маски, социальная дистанция, отказ от пребывания в местах, где находится одновременно много людей. Я хочу особенно, пользуясь этим случаем и нашим с вами разговором, обратиться к родителям. У нас не будет досрочного ухода на каникулы. В отдельных районах закрываются отдельные школы, переходят на дистанционную работу по разным причинам. Мы отказываемся от такого общего решения. Ну, во-первых, ребятишки могут и хотят учиться, это правильно. Ну и, во-вторых, если каникулы будут объявлены, то без контроля со стороны родителей все дети окажутся на улицах, окажутся в развлекательных центрах и принесут домой инфекцию. Так, к сожалению, сейчас и происходит – аналитические данные, так называемые эпидрасследования, говорят о том, что большая часть заболеваний сейчас носит бытовой характер.

Вот так выглядит ситуация. Поэтому другого будущего, кроме как выдержать, у нас нет. Но это требует солидарности, понимания, терпения. Я получаю каждый день информацию о жалобах людей: о том, что где-то находятся кровати в коридорах, что не приехала скорая помощь... Но поймите, у нас нет оснований упрекать медиков. Просто ситуация очень непростая.

Корреспондент: В Правительстве края много случаев подтверждено?

Александр Усс: К сожалению, много, как и везде. Я не хочу называть цифру, чтобы не драматизировать, но скажу, что в некоторых министерствах болеют целые отделы, полностью.

Корреспондент: В крае масочный режим. Вы сами носите маску?

Александр Усс: Я делаю все, что можно, с точки зрения того, чтобы обезопасить себя, не подвергать риску своих сотрудников. Но есть такие форматы публичной работы губернатора, и это касается не только меня, где я не могу быть в маске. Вот я сейчас разговариваю с вами, я без маски. Я исповедую очень простой принцип – делай, что должно, а там посмотрим.

Корреспондент: ЧП с разливом дизтоплива в Норильске уже несколько месяцев горячая тема. К ней приковано внимание федеральных СМИ, федеральных ведомств. Сейчас что главное? Чего добивается краевая власть и губернатор?

Александр Усс: Знаете, я очень не люблю выражение, которое зачастую слышу от менеджеров компании, - "территория присутствия". Для кого присутствия? Это наша Родина. Может кто-то из них здесь только присутствует и приезжает за чемоданом денег, а это - наша Родина. Так вот, к Родине надо относиться по-людски.

Что касается конкретных задач, для себя я вижу их три. Во-первых, это ответственный и честный подход к реабилитации территории. Мы с вами были свидетелями, когда очевидные факты того, что топливо попало в Пясино, что оно ушло дальше – это говорят и независимые экологи, и наши надзорные службы, – почему-то отрицаются. Сейчас поставлен вопрос, и поставлен правильно, о ликвидации накопленного экологического ущерба, а его там много. Это и бассейн Норильско-Пясинской системы в целом, это и почва, и воздух, и многое другое. Ведь когда предприятие приватизировали за символические деньги 170 миллионов долларов, и суммы эта отбилась уже сотни раз, то собственники должны были забирать не только вершки, но и корешки. Поэтому экологическое оздоровление Норильска – это одна важная задача.

Мы не должны потерять налоговые отчисления. Сегодня предполагается, что затраты на рекультивацию территории, на ликвидацию разлива – это потери компании, они будут снижать налогооблагаемую базу. Это означает, по нашим подсчетам, что от 17 до 20 миллиардов рублей потеряет краевой бюджет. На минуточку, эта сумма равна годовому бюджету города Норильска.

Возникает простой вопрос, почему обычные норильчане, которые и так не шикуют, почему наши красноярцы в наших городах и весях должны платить за нерадивость менеджеров компании? Край не может пострадать дважды – с одной стороны, от нанесения ущерба природе, а с другой стороны, за наши деньги этот ущерб будет ликвидироваться.

Ну и третья задача, которую я перед собой ставлю – это сделать серьезный шаг по восстановлению жилищного фонда и городской инфраструктуры Норильска. В свое время город был городом-комбинатом, но в 2001 году компания сбросила все это на городской бюджет, причем и без должной оценки, и, естественно, без ремонта. Норильск – это далеко не тот самый заполярный Ленинград, которым когда-то гордилась страна. Там живут очень мужественные люди, которые достойны комфортных условий жизни и пребывания. Разработана программа реновации жилья, она стоит 85 миллиардов. Мы считаем, что нельзя ограничиваться только жильем. Там нужны дополнительные детские садики, нужны дороги, там надо менять коллекторы и многое другое. Это и моя, и наша общая очень большая задача.

Мне кажется, что доля финансирования этой программы за счет компании должна быть увеличена до 70% или более. Почему я об этом говорю? Подумайте – в прошлом году было начислено 323 миллиарда (рублей) дивидендов. 323 миллиарда! Наш с вами бюджет всего края 250-260 миллиардов. 323 миллиарда получают акционеры. Что касается налогов – это в 2-2,5 раза ниже, чем налоги, которые платятся во все уровни бюджета. Теперь давайте посчитаем – акционеры могут не получать дивиденды всего три месяца, всего один квартал. Это не самые бедные люди, мы это знаем. И можно сделать Норильск другим. Откажитесь, один квартал. Ну как же так? Поэтому, естественно, я считаю, что доля участия компания "Норильский никель" в этой программе должна быть увеличена.

А второй, тоже очень важный момент – мы должны не просто залатать дыры, мы должны стремиться к тому, чтобы город Норильск стал реальной столицей российской Арктики.

Корреспондент: Рычаги влияния есть на то, чтобы компания изменила свою политику?

Александр Усс: Я надеюсь, что мы с представителями компании – конечно, они не отказываются от финансирования, справедливости ради надо сказать, и они тоже озабочены состоянием жилого фонда, тем более при таком пристальном внимании со стороны федеральной власти, того же Совета Федерации, – я исхожу из того, что мы найдем общий язык и будем работать сообща, плечом к плечу. Другого не дано.

Корреспондент: Федеральные министры, сенаторы помогают вам?

Александр Усс: Я бы хотел искренне поблагодарить Валентину Ивановну Матвиенко за ее настоящий государственный порыв. Мы очень благодарны нашим коллегам за то, что они идут тем же курсом, что и мы, или мы идем тем же курсом, что они; за то, что мы вместе.

Корреспондент: На следующей неделе в Норильске выберут нового мэра. У вас есть предположения, кто сядет в кресло?

Александр Усс: Мэром, неважно, где он работал ранее, должен быть истинный патриот, норильчанин, думающий, прежде всего, об интересах своих соседей, тех людей, кому он смотрит в глаза. Возвращаясь к той же самой аварии, когда 21 тысяча тонн дизельного топлива ушла в реку практически в течение часа, волна шла до 40 сантиметров по реке. При этом глава города не позвонил, не сказал, не объявил ЧС.

Я хочу сказать спасибо людям в социальных сетях, мужикам, которые, употребляя крепкие выражения, выложили этот ролик в сеть, он дошел до меня, мы тут подняли всех на ноги ночью, спустя полутора суток. Что там происходит?

Получаем какие-то нечленораздельные ответы как руководителей на местах, производственников, так и соответственно главы. Почему? Сейчас глава города осужден на 6 месяцев исправительных работ. Я никому не хочу зла, никаких страданий, но все-таки если ты глава, ты же должен думать о людях. Это же реальный риск, который ну просто судьба отвела, что не было там больших жертв. Я очень хочу, чтобы все-таки депутаты города Норильска проявили ответственность по отношению к тем, кто их избирал, и избрали главой города человека, который будет действительно представителем интересов этого замечательного города.

Корреспондент: Как выглядит бюджет края, на что будем деньги тратить? Или затянем пояса?

Александр Усс: Конечно, бюджет сейчас не тот, что был в прошлом году. В прошлом году, как вы знаете, все показатели нашего краевого кошелька были самыми лучшими за всю новейшую историю – может быть, за двадцать или более лет. По характеристикам бюджета Красноярский край входил в первую пятерку: Москва, Санкт-Петербург, Московская область, мы и Татарстан.

В чем возникли проблемы? Во-первых, подсела экономика, она в течение нескольких месяцев практически не работала. Во-вторых, та самая авария – мы надеемся, что все-таки блокируем возможные последствия для бюджета, но это нужно все-таки держать в расчете. И, конечно, серьезные затраты, касающиеся борьбы с пандемией.

Мы принадлежим к числу немногих регионов, которые обеспечивают дополнительные, наряду с федеральными, выплаты нашим врачам. Это серьезные суммы каждый месяц. Я уже не говорю о расходных материалах и прочих затратах. Мы не откажемся от помощи нашим врачам, чего бы это ни стоило.

По доходам мы рассчитываем, что бюджет будет порядка 250-260 миллиардов (рублей). Мы займем, и ничего в этом страшного нет. Параметры бюджета нам позволяют себя чувствовать вполне уверенно. Что касается направления, то бюджет всегда был и будет социальным. Я хочу напомнить, что почти половина жителей нашего Красноярского края имеет возможность получать разные формы социальной поддержки. Может, небольшие, но получает. Мы постараемся, конечно, в этом году и в следующем сделать так, чтобы не размазывать эту помощь по тарелке, а помогать прежде всего тем, кто в этом реально нуждается.

Корреспондент: Обычно в интервью вы рассказываете о перспективах, о планах. Сейчас есть возможность решать какие-то стратегические вопросы?

Александр Усс: Мы начали строить Высокогорский мост. Это моя, и не только моя, давнишняя мечта. На том берегу – огромные природные ресурсы, там живут люди, которые получат доступ к "большой земле". Это важный знаковый момент.

Буквально меньше месяца назад Законодательное Собрание края не без труда, но приняло закон о так называемых РИПах – региональных инвестиционных проектах. Это дает старт нескольким важным вещам. Прежде всего, работе энергетики. Это касается модернизации коммунальной инфраструктуры в городе Красноярске – теперь пришел черед перекладки сетей, и это будет сделано в течение обозримого будущего, трех лет. Несмотря на пандемию, мы будем это делать. "Полюс-Золото" приступает к строительству новой обогатительной фабрики. И, конечно, наш просто фантастический федеральный проект – это Пайяхское месторождение. Там все в порядке, мы на постоянной связи с нашими коллегами из "Роснефти", с руководством. До конца этого года на уровне края будут приняты все необходимые законодательные предпосылки для того, чтобы начать там полноценную работу.

× Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.